ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ЛАНДШАФТНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
Ландшафтное планирование как одна из форм (социокультурная) адаптации человека в ОС является составной частью территориального планирования хозяйственной деятельности. Оно приобретает научно-прикладную актуальность из-за осознания общественностью развитых стран многоаспектное и сложности решения быстро обостряющихся экологических проблем и их влияния на социально-экономическое благополучие людей.
Историю ландшафтного планирования хозяйственной деятельности и связанных с ней направленных преобразований в ландшафтах можно проследить с глубокой древности. Наиболее древними (и 105 лет назад) направлениями и элементами ЛП жизнедеятельности человека являются циклические миграции первобытных племен, обусловленные как естественными циклами развития природы (сезонные, многолетние), так и антропогенными факторами, такими как перенаселение, «выедание» или порча (выжигание, вытаптывание) жизненно необходимых, но медленно возобновляемых ресурсов. В поисках более благоприятных условий жизнедеятельности и просто для выживания люди были вынуждены искать, смещаться и осваивать другие ландшафты. Этот вид ЛП жизнедеятельности прослеживается в некоторых районах с экстремальными и сезонно контрастными природными условиями до наших дней (кочевое животноводство севера, аридных и горных районов). Причем примеры такого вида ЛП жизнедеятельности можно найти на локальном и региональном уровнях.
В частности, миграции народов с востока из Центральной и Юго-Западной Азии на запад и север, так называемые нашествия, или «Великие переселения народов» кочевых народов-скотоводов, сопровождавшиеся войнами, ученые связывают с засушливыми периодами многолетней продолжительности. Так, историки-этнографы пишут, что земли Финикии, захваченные в IVв. до н. э. АМакедонским (Древняя Греция), разрушившим г. Тир, а затем Карфагена, разрушенного римлянами во II в. до н. э. (Пунические войны), представляли собой высокопродуктивные, грамотно спланированные агроландшафты, служившие житницей не только для местного населения, но и всей Римской империи. В I в. до н. э. — I в. н. э. и Ув. н. э. под влиянием вторгавшихся сюда из засушливых районов кочевых скотоводческих племен были стравлены пастбища, поля и сады, разрушены ирригационные системы, произошла деградация земледельческих угодий, а пустыня продвинулась к самым подножьям Атласских гор. Этнокультурная стратегия природопользования кочевых народов, главной ценностью которых является скот, базируется на периодических смещениях вместе со стадами в более благоприятные ландшафты по мере выедания скотом пастбищ. Чем суше и соответственно меньше продуктивность пастбищ, тем активнее они перемещаются.
Ландшафтно-экологическая предопределенность (планирование жизнедеятельности) прослеживается с древних времен (10 тыс. лет назад и более) до наших дней также в расселении людей и размещении в ландшафтах первых сельскохозяйственных угодий. Во-первых, в соответствии с широтной зональностью ландшафтов на заре человечества прежде всего наиболее плотно заселялись более благоприятные в биоклиматическом отношении регионы субтропической и тропической зон. Во-вторых, расселение и первичное освоение земель шло преимущественно вдоль речных долин и по прибрежным ландшафтам других водоемов, в предгорных и лесо-луговых ландшафтах. Эти экотонные ландшафты, обладая наиболее разнообразными природными ресурсами и благоприятными природными условиями, позволяли лучше удовлетворять жизненные потребности людей. Именно здесь сформировались и оставили свои следы наиболее древние цивилизации, наблюдалась и наблюдается наибольшая плотность населения и освоенность территории. Более того, территории с сочетаниями разнообразных ландшафтов являлись фактором специализации жизнедеятельности групп людей, вынужденных адаптироваться к разным условиям природной среды. В результате даже первоначально единые народности или племена, специализируясь по тем или иным видам хозяйственной деятельности (рыболовство, хлебопашество, виноградарство, горное скотоводство), дифференцировались на этносы. Они по-разному изменяли «под себя» исходные ландшафты. Уже в неолите достаточно ярко проявлялись такие две формы ландшафтного планирования:
1) выбор для жизнедеятельности более благоприятных лащи шафтов путем адаптивных циклических миграций;
2) адаптация жизнедеятельности путем ландшафтно-обусловленной специализации быта при небольших хозяйственно-обусловленных трансформациях ландшафтов.
Так на первых этапах развития человеческого общества проявлялось адаптивное ландшафтно-экологическое планирование жизнедеятельности его первобытных и более поздних ячеек (племен, этносов, цивилизаций). Об этом в свое время писали JI. И. Мечников, в работе «Цивилизация и великие исторические реки» (1889), Н. Гумилев и другие, выделяя по ландшафтной приуроченности и специфике жизнедеятельности этносы и типы цивилизаций: приморская, долинная (речные), горные и т.д.
Еще один пример ЛП, известного с древних времен, — это направленное планирование и преобразование естественных и окультуренных ландшафтов под влиянием ирригационного строительства. Эти направления ЛП ориентированы уже на адаптивное подстраивание человеком окружающих ландшафтов для улучшения условий своей жизнедеятельности. Оно активно развивалось уже более 4 тыс. лет назад в Месопотамии и Древнем Египте. Примером преобразования ландшафта для более благоприятной жизнедеятельности является и возведение плотины Кошиш длиной почти в 0,5 км в Древнем Египте с целью отклонить русло реки Нил в районе строившегося г. Мемфис и предотвратить затопления его территории.
В значительной степени разработаны известные с античных времен аспекты ЛП, связанные с планированием городских ландшафтов и садово-парковых ансамблей. В Древней Греции и Риме с V в. до н. э. по V в. н. э. Платон, Аристотель, Гиппократ и другие ученые натурфилософы в своих трактатах, отражая концептуальные основы градостроительства того времени, рассматривали вопросы планировки городов и городских ландшафтов, оптимального размера поселений, их обустройства, гигиены, благоустройства, строительного искусства и архитектуры. Так, Платон считал, что идеальная планировка городского ландшафта должна предусматривать связь каждого участка его территории кратчайшим путем с выходом из города. При этом все горожане должны иметь дома как в городе, так и в пригороде. Гиппократ уже в V в. до н. э. обосновывал принципы выбора места для городского строительства, в том числе учитывающие ландшафтные особенности территорий, господствующие ветры, их влияние на микрои местный климат, отражающиеся на здоровье людей. Уже в те времена достаточно широко использовались направления ЛП, связанные, во-первых, с адаптивным вписыванием разных видов хозяйственной деятельности в наиболее бла-гоприятные ландшафтные условия, во-вторых, с преобразованиями ландшафтов, ориентированных на улучшение условий жизнедеятельности.
В Византии, унаследовавшей после распада Римской империи и падения рабовладельческого строя архитектурно-планировочные и правовые достижения и знания древнегреческих и римских ученых и общественных деятелей, в X и XII вв. н.э. было принято градостроительное законодательство — «Закон градский» и Кор-мчие книги. В них определялась пространственная структура города с учетом его взаимосвязей с окружающей местностью (ландшафтами).
В связи с феодальной раздробленностью, возвратом к натуральному хозяйству и постоянными захватническими войнами феодалов в средневековье получил развитие тип поселений в виде небольших городов-крепостей и замков с оборонительными сооружениями. При их размещении и строительстве учитывались и использовались ландшафтные особенности местности. Для них была характерна небольшая численность жителей (несколько десятков тысяч человек), при большой плотности населения на единицу площади и полном отсутствии элементов экологического благоустройства. Развиваясь, такие городские территории застраивались хаотично, имели узкие и грязные улицы. Соответственно для них были типичны частые катастрофические эпидемии. Так пандемия чумы XIV в. в Европе унесла почти треть ее населения.
К эпохе Возрождения и перехода феодализма к царству абсолютизма царствующие кланы и церковь в крупных государствах, накопив огромный капитал, начали строить дворцовые резиденции и роскошные храмовые и другие культовые комплексы с красиво спланированными садово-парковыми ансамблями. В эпоху
Возрождения появляется множество новых, в том числе утопических, градостроительных идей и проектов идеально спланированных городов (Т.Кампанеллы и др.) В XVII — XVIII вв. входит в моду и получает развитие регулярная планировка городских и дворцовых садово-парковых ландшафтов с геометрически правильной планировкой кварталов, аллей и дорожной сети. Характерными примерами садово-паркового и дворцового искусства строго регу-лярного или французского типа могут служить парковые ансамбли Версаля — резиденции французских королей, Рима, Петергофа и др. Они являлись важными элементами пригородной ландшафтной садово-парковой архитектуры столиц. На них отрабатывались различные варианты и элементы ландшафтного планирования и дизайна с использованием малых архитектурных садовопарковых форм. От строго регулярных равнинных французских парков отличаются регулярные террасированные парковые ансамбли итальянского типа. Их предшественниками были античные садово-парковые дворцовые ансамбли Древней Греции и Рима, где при создании архитектурных ансамблей удачно использовался сложный рельеф и разнообразие средиземноморской растительности, на уступах террас устраивались красивые лестницы и пандусы.
В связи с ростом численности населения городов и интенсификацией вырубки пригородных лесов появились законы, ограничивающие и упорядочивающие вырубки и другие виды природопользования. С учетом численности населения к городам и другим поселениям приписывались соответствующие площади пахотных земель и выгонов, устанавливались лесные угодья, где допускалась рубка леса для строительства, охота и т. п. ЛП пригородных территорий того времени ориентировалось на оптимизацию площадей необходимых горожанам хозяйственных угодий. Однако санитарное состояние городских территорий оставалось плохим. Общая планировочная структура городов характеризовалась тем, что на возвышенных, сухих, хорошо проветриваемых участках городской территории размещались дворцовые и церковные ансамбли, а также дома знати. Несколько ниже строилось купечество. Низкие, плохо проветриваемые, с частыми туманами и заморозками, сырые места («подол») на первых террасах и высоких поймах осваивались низшими сословиями ремесленников, мелких торговцев и крестьян. Стекающие сюда ручьи и другие водотоки были сильно загрязнены коммунально-бытовыми стоками и замусорены. К ним примыкали огороды, небольшие поля и пастбища.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Основные услуги

Обратная связь:

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Form-Joomla

Разработка сайтов.

Продвижение сайтов.

Администрирование сайтов.

Предоставление хостинг услуг. 

 

Последние работы