История формирования представлений об антропогенезации ландшафтов
Проблемы взаимоотношений природы и человека древние, как само человечество. Однако масштабы и формы их проявления на разных исторических этапах развития человеческого общества заметно различаются. Тем не менее социально-экологические корни этих проблем и при первобытно-общинном, и при феодальном, и при капиталистическом, и даже при социалистическом строях близки между собой. Их суть в преимущественно примитивно-потребительском, присваивающем отношении к природным ресурсам, сохранившемся с первобытных и даже биологических времен.
Представления же о том, что человечество в процессе исторического развития изменяет природу Земли в соответствии с особенностями своей хозяйственной деятельности, т. е. в той или иной степени антропогенезирует ее, появились уже давно и в науке.
Еще в Гомеровский период упадка древнегреческой цивилизации, натурализации хозяйства, возврата к родовым общинам и зарождения батрачества (фетов) в конце I—начале II тысячелетия до н.э. отмечалась деградация хозяйственных ландшафтов. В IV веке до н. э. древнегреческий философ Платон писал уже о серьезных изменениях в облике и плодородии ландшафтов древней Эллады из-за сведения лесов, распашки земель и интенсивного выпаса скота на склонах гор. В результате здесь на смену горно-лесным субтропическим ландшафтам пришли разреженные, низкорослые, ксерофито-кустарниковые заросли типа шибляка, маквис, гариги, фриганы и иссушенные, бесплодные, скалистые горы с каменистыми склонами, лишенными глинистой коры выветривания и фрагментарным почвенно-растительным покровом. Основными деструктивными факторами этого стали преднамеренные и случайные лесные пожары, неумеренная хозяйственная деятельность и спровоцированная ими ускоренная эрозия.
Современный французский эколог Ж.Дорст (1968), учитывая специфику питания коз, так образно характеризовал их роковую роль в деградации лесных средиземноморских ландшафтов древности: «После козы не остается ничего; когда она погибает от голода, человек погибает вместе с ней». Исследования средиземноморских и субсредиземноморских горнолесных ландшафтов Югославии (ныне Сербии, Черногории и др.) показали, что и в настоящее время ведущую роль в их деградации продолжают играть лесные пожары.
В середине XVIII в. общий вывод о том, что человек является мощным фактором, изменяющим облик Земли, сделал французский натуралист Жорж де Бюффон. В работе «Естественная история» он характеризовал человека как существо, способное трансформировать природу с пользой для себя, подчиняя ее своим интересам.
Английский монах Т. Мальтус обосновал возможность перенаселения Земли людьми и развитие экокризиса из-за недостатка продовольствия в конце XVIII — начале XIX в. на простой модели соотношений геометрического прироста населения и линейного роста производства продуктов питания. Ж.Кювье выявил повторяющиеся биоэкологические катастрофы как закономерности в геологической истории Земли.
В первой половине XIX в. (1820) Ж. Б. Ламарк охарактеризовал действия человека и негативные изменения в ландшафтах под влияиием хозяйственной деятельности следующим образом: «...назначение человека как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания». Ю.Либих формирует представления о биологическом круговороте веществ и исходя из этого о возможностях совершенствования агропроизводства.
В середине XIX в. (1840) проф. Казанского университета Э.А.Эверсманн публикует работы о роли антропогенных палов в облике степных ландшафтов. Дж. П. Марш в работе «Человек и природа, или о влиянии человека на изменение физико-географических условий природы» (1864) говорит о человеке как разрушителе гармонии или равновесия в природе. Приводя исторические примеры, одной из физических причин упадка древнеримской цивилизации он считал уничтожение горных лесов с последующей деградацией ландшафтов. Главная же причина упадка государств и цивилизаций — в невежественном отношении человека к законам природы, в войнах, злоупотреблениях гражданской и церковной тирании.
К. Маркс высказывал мысль о том, что девственных ландшафтов на Земле почти не сохранилось, а антропогенные изменения природы часто носят негативный оттенок. Ф.Энгельс в работе «Диалектика природы» писал, что людям, выкорчевывавшим в Месопотамии, Древней Греции и Малой Азии леса под пашню, и не снилось, что это положит начало запустению их земель и стран. За каждую победу над ней природа мстит человеку.
Предпосылки зарождения учения и предметы исследований. В последние годы активно обсуждается и становится весьма актуальной в практическом плане формирование науки или научного направления, занимающихся проблемами антропогенезации ландшафтов и географической оболочки Земли в целом. Связано это с все более четким проявлением границ и опасностей истощения природных ресурсов и непреднамеренной, но уже крупномасштабной порчей природных условий жизнедеятельности человека, пригодных и привычных для него ландшафтных комплексов и их компонентов. Кроме естественно-научных предпосылок, которые уже существовали в некоторых природоведческих науках, появились и социально-экономические предпосылки для выделения нового научного направления исследований. Именно поэтому в 1990-х годах на стыке разных направлений естественной (физической) географии, особенно ландшафтоведения, и социальноэкономической географии, экологии и геологии формируется или актуализируется наука геоэкология. Основным объектом ее исследований становится трансформированная под влиянием антропогенного фактора окружающая природная среда. В западно-европейской научной среде эти направления исследований в настоящее время абсолютно господствуют в «ландшафтной экологии».
Не вдаваясь в бессмысленные споры о том, к какой из перечисленных наук о Земле и жизни на ней геоэкология относится, следует констатировать, что одними из основных объектов и предметов ее исследований, по мнению большинства ученых-природоведов, являются антропогенно измененные природные геоэкосистемы, территориальные природно-хозяйственные системы (ГПХС) или ландшафты. 
Однако в географии, в частности в ландшафтоведении и исторической географии, изучающих территориальные геоэкосистемы разных размерностей, типы и иерархические уровни организации, еще в 1940— 1960-е годы активно формировалось учение о природно-антропогенных (культурных или антропогенных) ландшафтах и антропогенезации ландшафтной оболочки. При этом естественно-исторические истоки и предпосылки зарождения этого учения можно проследить в географии еще с XVIII в.
В России в конце XVIII в. и в первой половине XIX в. исходя из представлений о связях и взаимообусловленности природы и хозяйственной деятельности были проведены природно-хозяйственные районирования ее территории в целях повышения региональной эффективности природопользования. В 1840 г. известный казанский биогеограф-эколог Э. А. Эверсманн показал и оценил роль палов в функционировании и трансформации структуры степных ландшафтных геоэкосистем.
Одной из значимых зарубежных географических работ того времени об антропогенной трансформации природы стала книга американского ученого Дж. П. Марша «Человек и природа, или о влиянии человека на изменение физико-географических условий природы» (1864). 
Л.Майков в «Заметках о географии древней Руси» (1874) писал, что историческая география должна изучать взаимосвязи природно-географической среды с общественными образованиями, воздействия человека на природу, формы и результаты взаимодействий природы и населения.
С зарождением капитализма и развитием товарного, особенно мелкотоварного, производства зерна в России середины XIX в. обострилась проблема деградации сельскохозяйственных угодий юга лесной и лесостепной зон. В связи с этим во второй половине XIX в. в России с геоэкологических позиций проблема взаимодействия человека и природы была подробно проанализирована основоположником научного почвоведения и ландшафтоведения В.В.Докучаевым в серии работ «Русский чернозем» (1883), «Наши степи прежде и теперь» (1892) и др. В учении о природных зонах он характеризовал их как природно-антропогенные геоэкосистемы. При этом В.В.Докучаев тесно связывал природные условия, типы хозяйственной деятельности и населенных пунктов, а также человека или население с его трудовыми навыками, этнокультурными укладами жизни, моралью, традициями и обычаями. Природные зоны В.В.Докучаева, а затем его ученика и последователя JI. С. Берга — это геоэкои одновременно социохозяйственные системы, образованные взаимодействием природы, хозяйства и человека.
В начале XX в. представления о природно-антропогенных ландшафтах развивали: В.П.Семенов-Тян-Шанский, который связывал тип хозяйства с ландшафтными особенностями территории и дал классификацию природно-антропогенных ланд-шафтов; В.Л.Комаров характеризовал изменения в ландшафтах Дальнего Востока в связи с вырубкой хвойных лесов; С. М. Середин в работе «Историческая география» (1916) подчеркивал важность изучения естественно-исторического аспекта взаимоотношений человечества с природой на разных этапах их развития; А. И. Воейков в работе «Воздействие человека на природу» показывал суть возникающих при этом геоэкологических проблем.
Огромную роль в формировании представлений об антропогенезации ландшафтной оболочки сыграли концепции, идеи и труды французских ученых Э.Леруа и П.Тейяр де Шардена о ноосфере, а также выдающегося российского ученого В.И.Вернадского, разработавшего учение о биосфере и ее эволюции в ноосферу.
В работах П. Тейяр де Шардена «Феномен человека» и В. И. Вернадского «Научная мысль как планетарное явление» и «Несколько слов о ноосфере» человек с его разумом как биосоциальное или биосоциохозяйственное явление биосферы, рассматривается в качестве ведущего фактора и носителя новой формы эволюции географической оболочки.
В 1930—1940-е годы Л.Г.Раменский, внесший существенный вклад в развитие ландшафтоведения в СССР, обращает внимание на необходимость изучения антропогенных модификаций сельскохозяйственных земель и ландшафтов. Взаимосвязи хозяйственной деятельности с природой анализировали и выдающиеся экономикогеографы Н.Н.Баранский, Н.Н.Колосовский, а в 1950 — 1960-егоды — Ю.Г.Саушкин, В.Л.Котельников, В.В.Покшишевскийидр.
В немецком ландшафтоведении К.Троллем вводится понятие и закладываются основы экологии ландшафта (ландшафтной экологии), где основное внимание уделяется динамике и экологии природно-антропогенных ландшафтов. 
Негативные эколого-экономические стороны антропогенезации ландшафтов постоянно и все активнее стимулировали разработки в области охраны природы и оптимизации структурнофункциональных особенностей ПАЛ и KJI. В конце XIX—начале XX в. В. И.Докучаевым, его соратниками и учениками были заложены научные, конструктивные основы мелиорации ПАЛ, послужившие базой для разработки комплексных мелиорации в засушливом Поволжье и других регионах Европейской территории России (ETP) по планам ГОЭЛРО с целью повысить и стабилизировать урожайность сельхозугодий. Сразу после Второй мировой войны в СССР на научной основе разрабатывается и активно реализуется до 1953 г. Государственный (Сталинский) план преобразования природы в целях повышения биопродуктивности сельского хозяйства и создания более благоприятных условий для жизнедеятельности людей и развития производства. По сути это был план создания благоприятных KJI. В конце I960 —начале 1970-х годов директор Института географии акад. И. П. Герасимов формулирует основы конструктивной географии, ориентированной на эколого-географическое планирование и проектирование хозяйственной деятельности, а многие ученые, в частности Д.Л.Арманд, Ф. Я. Шипунов, Т. В. Звонкова, разрабатывают ее различные аспекты. На этом фоне, в 1980—1990-е годы в СССР, а затем в России выделяется и начинает активно развиваться эколого-географическое или ландшафтно-экологическое (геоэкологическое) планирование и проектирование KJI с обоснованием хозяйственной деятельности в них. В Западной Европе ландшафтно-экологическое планирование, развиваясь, ориентируется преимущественно на особо охраняемые природные и другие экологически и исторически ценные ландшафты.
В настоящее время антропогенные изменения в природе идут значительно быстрее и масштабнее, чем естественные эволюционные процессы ее развития, соответственно антропогенное модифицирование ландшафтов более ощутимо для общества. Поэтому исследования проблем и закономерностей антропогенезации ландшафтов, а также разработки естественно-научных основ ландшафтного планирования и проектирования KJI по актуальности и фундаментальности, как минимум, не уступают исследованиям спонтанной динамики геокомплексов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Основные услуги

Обратная связь:

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Form-Joomla

Разработка сайтов.

Продвижение сайтов.

Администрирование сайтов.

Предоставление хостинг услуг. 

 

Последние работы